Многие люди думают: лучше сейчас поработать подольше, а потом – подольше отдохнуть. Когда же наступает столь ожидаемое и столь предвкушаемое «потом», оно реже всего заполняется выходом на природу или занятиями спортом, туристическим походом или поездкой, посещением театра или выставки, чтением книг или любимым хобби. Чаще – просмотром телепередач, фильмов, работой за компьютером, застольями, что само по себе в больших дозах может иметь нежелательные последствия для здоровья. Но все же самые распространенные занятия в свободное время – это рутинная работа по дому или на земельном участке, решение бытовых или социальных проблем, ремонт жилья или работа ради дополнительных заработков. И – наступает время, когда в выходные дни человек уже может только отсыпаться или бороться с хроническими или острыми недугами. Почему же так происходит?

ВОСЬМИЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ – НОРМА, ЗАЛОЖЕННАЯ ПРИРОДОЙ

Еще классик отечественной физиологии, основоположник русской физиологической школы И.М. Сеченов обратил внимание, что оптимальное соотношение длительности элементов цикла «работа : отдых» заложено природой в отношении циклов «систола (сокращение) : диастола (расслабление)» сердечной мышцы, как «1:2» - соотношение, при котором сердце сохраняет свою работоспособность на протяжении всей человеческой жизни. Такому положению вещей схематически отвечает 8-часовой рабочий день в 24-часовом суточном цикле.

Современные физиологические исследования в условиях реального производства показывают, что через 8 часов напряженной работы у человека снижается частота пульса, уровень бодрствования, но может ускоряться реакция при нарушении способности дифференцировать сигналы, у одних регистрируется активизация функций умственной деятельности, у других – их ослабление. Происходящая разбалансировка в функционировании отдельных физиологических систем и всего организма отражает так называемое пограничное состояние между нормой и ненормой, наступление утомления и потребность организма в отдыхе.

Очевидно, 8 часов – это максимальная длительность возможного напряжения в работе сердца на протяжении 24-часового суточного цикла без вреда для его функциональной активности и организма в целом, максимально возможная длительность эффективного физиологического обеспечения функциональной системы деятельности со стороны системы кровообращения. После этого необходим удвоенный период времени для восстановления истраченных ресурсов.

Соотношению «1 (работа) : 2 (отдых)» уложиться в 24-часовый суточный цикл совершенно необходимо, поскольку суточный ритм «активность : сон» навязывается нам извне всем комплексом существующих геофизических факторов жизни на Земле в условиях ее вращения вокруг своей оси по отношению к Солнцу. Этот ритм обладает очень мощным влиянием на нашу жизнь, несмотря на кажущуюся привычность.

Достаточно вспомнить, с какой неумолимой силой нас клонит в сон при наступлении позднего вечернего времени. И он же, этот навязываемый нам самой природой ритм, забирает достаточно много ресурсов организма: исследования в камере, изолирующей от суточных колебаний освещения, температуры, влажности, некоторых видов излучений, показали, что больные люди хорошо шли на поправку в ней и без лекарств. Противоречить этому ритму, не давать себе удвоенного периода отдыха по сравнению с периодом работы на протяжении любых 24 часов, учитывая дневную природу активности человека, – себе дороже.

ОТ УСТАЛОСТИ ЧЕЛОВЕК ПЬЯНЕЕТ

Однако, в целях оптимизации трудового процесса или экономии свободного времени современный человек пытается экспериментировать с режимом труда и отдыха, не задумываясь о глубоких физиологических основах сложившихся веками и десятилетиями совершенствующихся соотношениях временных рамок организации рабочего процесса. Одно дело – если особенности производственного процесса вынуждают продлевать рабочий день, другое дело – если люди пытаются сэкономить на времени дороги до работы и обратно, и третье – если люди пытаются заработать больше.

Понятно, что никакая зарплата не в состоянии изменить законы природы. Социальные приоритеты могут только заставлять человека продолжать работать на фоне истощения организма и тем самым ускорять его износ, преждевременное старение, потерю трудоспособности, скрытое формирование патологии.

Влияние утомления на поведение человека и его надежность как человека-оператора исследователи сравнивают с влиянием алкоголя: снижается бдительность, замедляется реакция и скорость переработки информации, ухудшаются когнитивные функции. Человек становится менее внимательным, теряет собранность, координацию и, как результат, в своих решениях и действиях допускает ошибки, которые приводят к авариям, травмам, потере трудоспособности, экономическим потерям, экологическим катастрофам, фатальным последствиям. Ошибки медперсонала повышают риски для здоровья пациентов и самих медработников. Ошибки работников транспорта, правоохранительных органов повышают риски для здоровья и жизни самих работников и безопасности населения. Но, если для выявления концентрации алкоголя в крови человека разработаны надежные и доступные тесты, которые используются, например, дорожной милицией, то ради выявления надежных критериев утомления и разработки доступных тестов его оценки научные разработки продолжаются.

ПРОДЛЕНИЕ РАБОЧЕЙ СМЕНЫ ЧРЕВАТО АВАРИЯМИ И ТРАВМАТИЗМОМ

В частности, 12-часовые и более длительные смены повышали риск травмирования работающих на 37% по сравнению со сменами нормальной 8-часовой длительности, и риск аварийности и травматизма возрастал с ростом количества часов, отработанных за день или неделю (по данным 110 000 случаев из 90 000 человеко-лет наблюдений в США за 1987-2000 гг.).

Проанализировав 160 тысяч аварий, которые привели к потере трудоспособности хотя бы на 1 день (за год для популяции 4,2 миллиона работающих в Швеции), Торбьорн Акерстедт обнаружил, что на протяжении первых 8-9 часов работы (включая обеденный перерыв) риск аварийности и травматизма колебался около некоторого постоянного уровня, после чего начинал резко возрастать: удваивался на 12-м часу работы и утраивался на 16-м.

Известные крупные аварии ХХ века – утечка охлаждающей жидкости в ядерной установке на Three Mile Island, взрыв космического челнока «Челленджер», крушение нефтяного танкера Exxon Valdez – произошли по вине уставших и недостаточно выспавшихся операторов. И если в первом случае аварию удалось предотвратить, то трагедии во втором случае и экологической катастрофы в третьем – избежать не удалось.

Продленные рабочие смены повышают риск аварийности не только на рабочем месте, но и в дорожно-транспортном движении, во время управления личным автотранспортом, особенно – по дороге с работы. В частности, у молодых врачей после дежурств риск аварийности удваивался, по дороге с работы – возрастал в 2,3 раза, риск предаварийности – в 6 раз.

ДЛЯ НЕКОТОРЫХ ПРОФЕССИЙ – ИНТЕРВАЛ НЕПРЕРЫВНОЙ РАБОТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ КОРОЧЕ

Вместе с тем, для операторов с высокой интеллектуальной и личной ответственностью за принимаемые решения, для представителей напряженного умственного труда, работающих с машинами, интервал непрерывной надежной работы может быть короче 8 часов. Так, в лабораторных исследованиях надежный стиль умственной деятельности оператора в ситуациях с жестким дефицитом времени (моделирующем составную часть аварийных ситуаций) обнаруживается только на протяжении первых 4-х часов работы, затем он ухудшается и становится аварийно-опасным после 8 часов, продолжая ухудшаться с каждым следующим часом. У машинистов локомотивов после 4-х часов работы появляются «лишние движения», увеличивается время и степень зажима ручек управления в 2 раза, при скоростном движении – и раньше. Четырехчасовой интервал непрерывного управления автотранспортом дальнего следования разрешен водителям на дорогах стран Западной Европы: его превышение чревато крупными штрафами и потерей права продолжения работы.

У лиц особо напряженного труда этот интервал может быть еще короче. Так, согласно международным нормативам, интервал непрерывной работы авиадиспетчеров за монитором не должен превышать 2 часа, так как после этого времени при высокой рабочей нагрузке достоверно растет усталость, которая является одной из основных причин ошибок человека, ведущих к аварийности и травматизму на транспорте. У программистов утомление появляется в конце 2-го часа работы, в конце 3-го – депрессия сердечной деятельности и растет артериальное давление, после 4-го – возрастает ощущение дискомфорта.

Таким образом, если для большинства профессий интервал безопасной длительности рабочей смены составляет 8 часов на протяжении суток, то для особо напряженных видов операторской деятельности этот интервал может быть короче, чем 8 часов. При этом, если учесть, что вождение личного автотранспорта, как и работа по дому и другие виды занятий человека в свободное от оплачиваемой работы время, является не отдыхом, а другой разновидностью работы, то становится понятно, что современный человек работает намного больше, чем нужно для сохранения здоровья, прежде всего – сердца и системы кровообращения. Отсюда – и высокая патология системы кровообращения в структуре заболеваемости и смертности населения, и небольшая продолжительность жизни.

С другой стороны, если современному человеку предоставить много свободного времени, то достаточно большое количество людей займет его, например, выпивкой, но не индивидуальным развитием, альтруизмом и т.п. Ни сознание людей, ни уровень развития производительных сил и производственных отношений в современном обществе не готовы к соблюдению идеального для сердца соотношения элементов «работа : отдых». Поэтому следует соблюдать минимально необходимое соотношение «оплачиваемая работа : отдых» как «1:2» на протяжении каждых суток при 2-х выходных днях в неделю для представителей большинства современных профессий.

ДЛИТЕЛЬНОСТЬ РАБОЧЕЙ НЕДЕЛИ

Длительность рабочей недели может смягчить неблагоприятное влияние продленных рабочих смен на производительность и безопасность труда работающих (если суммарная продолжительность рабочего времени не превышает 40 часов), но может и усугубить его (пропорционально увеличению общей продолжительности отработанных рабочих часов). В Украине эта норма (40-часовое ограничение продолжительности рабочего времени в неделю при 2-х выходных днях – для большинства профессий) законодательно закреплена с 1993 года. Кроме того, Кодексом законов о труде предусмотрено дополнительное сокращение рабочего времени для отдельных категорий работающих (врачей, учителей, малолетних, на работах с вредными условиями труда и пр.).

В целом ряде других стран продолжительность рабочей недели короче, чем в нашей стране. Так, в 25 из 52 стран, мониторировавшихся Международной Организацией Труда в 1996-2006 годах, продолжительность рабочей недели не больше 36 часов, но в 6 странах Азии – превышала 44 часа. Согласно данным этого исследования, при ныне действующем Кодексе законов о труде, Украина относится к половине более отсталых стран в отношении использования трудовых ресурсов по продолжительности рабочего времени, поскольку времени на отдых и свободное развитие у работающего человека остается меньше.

Однако в условиях экономического соревнования и, тем более, экономического кризиса, современный человек, и не только предприниматель, не оставляет попыток удлинить рабочую неделю.

Тем не менее, современные исследования неизменно подтверждают негативное влияние продленной рабочей недели на здоровье и безопасность людей. Масштабные исследования в 15 странах Европейского Союза, охватившие около 20 тысяч работающих, выявили прямую связь между количеством отработанных за неделю часов и количеством жалоб на самочувствие, особенно – со стороны психосоматических расстройств (боли в области сердца, желудка, нарушения сна, ощущение стресса и общей усталости) и опорно-двигательного аппарата (боли в спине, мышцах, плечах, руках и ногах). Наиболее резко выраженной эта связь становится с частотой психосоматических расстройств после пересечения границы 39-40 часов работы в неделю.

Результаты многочисленных научных исследований свидетельствуют, что систематическая трудовая деятельность в режиме удлиненной рабочей недели приводит к ухудшению здоровья работающих прежде всего по таким показателям, как заболеваемость патологией системы кровообращения, нервной и эндокринной системы, опорно-двигательного аппарата, угнетение иммунной системы. Среди таких лиц распространен преждевременный выход на пенсию по инвалидности.

Удлинение рабочих часов, начиная с 30 часов(!) в неделю, пропорционально сокращает продолжительность сна, что, в свою очередь, ухудшает эффективность деятельности, включая рост производственной аварийности, количества неявок на работу, замедление карьерного роста, нарушает сон и способствует повышенному употреблению стимуляторов (крепкий чай, кофе, тоники, алкоголь, курение). Что, в свою очередь, повышает тревожность, вероятность депрессии, проблем опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой системы и других.

Современные исследования, проведенные в Канаде, показали, что травматизм среди работающих минимален при длительности рабочей недели менее 35 часов и увеличивается с ростом числа отработанных часов. Рост риска развития коронарной патологии при удлинении рабочего времени, согласно современным исследованиям, расценивается в 40%. Наблюдения за 5000 работающими мужчинами в возрасте 40-59 лет доказали, что у лиц с низкими показателями физического развития (лиц нефизического труда) риск смерти из-за ишемической болезни сердца при продолжительности работы более 45 часов в неделю в 2,28 раза выше, чем при работе менее 40 часов.

ПРИ ЧАСТЫХ ПЕРЕРАБОТКАХ НЕ ПОМОГАЕТ ДАЖЕ ДЛИТЕЛЬНЫЙ СОН

Накопление сверхурочных часов за более длительные периоды, чем неделя, и их распределение во времени также имеет существенное значение для здоровья работающих. Установлено, что систематическая работа более 10 часов в день приводит к увеличению количества жалоб на самочувствие, особенно - со стороны психосоматических расстройств (боли в области сердца, желудка, нарушения сна, чувство стресса и общей усталости) и опорно-двигательного аппарата (боли в спине, мышцах, плечах, руках и ногах). Количество жалоб увеличивается пропорционально количеству отработанных дней в месяц с удлиненными рабочими часами, начиная с 1-2(!) таких дней. И, как результат, удлиненные и нерегулярные рабочие часы со временем ассоциируются с формированием патологии системы кровообращения и опорно-двигательного аппарата.

Систематическая работа в режиме продленного рабочего времени может привести к развитию переутомления, психического истощения. Со временем может сформироваться хроническое утомление (при котором месяцами человек не чувствует себя отдохнувшим даже после длительного сна) и, в худшем случае, - «кароши» (впервые описан в Японии в конце 70-х годов ХХ века как смерть от кровоизлияния в мозг после длительной систематической переработки).

Продленные рабочие смены как общий норматив могут использоваться в исключительных случаях, однако их негативное влияние на здоровье и работоспособность требует разработки специальных режимов труда, отдыха и систематического мониторинга состояния здоровья работающих.

По данным статистического бюро США, только 30% работающего населения работают более 40 часов в неделю. В Украине число лиц, которые могут работать продленные рабочие часы без видимого вреда для здоровья, значительно ниже – вследствие более низких жизненных стандартов, худшего состояния здоровья и худших условий для восстановления истраченных на работе сил. Однако экономическая безысходность может заставлять человека работать дольше, о чем косвенно может свидетельствовать относительный рост доли патологии системы кровообращения в структуре причин смертности населения в последние годы, которая в 2010 году достигла беспрецедентной в истории Украины величины 67% и является одним из самых высоких показателей в мире.

НАИБОЛЕЕ УЯЗВИМЫЕ КАТЕГОРИИ РАБОТАЮЩИХ

От продленных рабочих часов, конечно, больше страдают женщины, которые дополнительно обременены выполнением домашних обязанностей. У них выше риск инфаркта миокарда и смертности по причине патологии системы кровообращения, чаще регистрируются случаи преждевременных родов и выкидышей, рождения детей с малым весом, развития депрессивных состояний.

В молодом возрасте человеческий организм от работы устает быстрее в силу продолжающегося роста и формирования физиологических систем и органов. Кроме того, проблемы и следствия детского и юношеского труда имеют неблагоприятный многосторонний и долговременный медико-социальный характер (понижение образовательного уровня, появление вредных привычек, таких как курение, употребление алкоголя, наркотиков, нарушение режима сна и отдыха, незанятость спортом, асоциальность поведения, беспорядочные половые связи, ранние беременности и браки), особенно – для тех, кто работал интенсивно или с продленными рабочими часами. И потому для работающих лиц в возрасте до 18 лет законом установлена сокращенная продолжительность рабочего времени (14-15 лет – не более 24 часов в неделю, 16-18 лет – не более 36 часов) (ст. 51 КЗоТ).

Лица младшего трудоспособного возраста, работающие в режиме продленных рабочих часов, чаще засыпают за рулем из-за недостаточного сна накануне в силу высоких восстановительных возможностей и потребностей организма, что повышает риск их участия в дорожно-транспортных происшествиях.

С возрастом человек быстрее устает и медленнее восстанавливается и потому в основе физиологической рационализации использования труда лиц старшего трудоспособного возраста, обладающих полезными для общества знаниями и опытом, должно лежать сокращение рабочего времени, организация регламентированных перерывов, стабилизация графика работы. Эти вопросы приобретают все большую значимость в условиях государственной политики увеличения пенсионного возраста, постарения населения и рабочей силы.

При сменном труде с ночными сменами в период с 19 до 5 часов риск аварийности и травматизма в целом по популяции работающих почти удваивается по сравнению с дневным временем суток. В вечерние и ночные смены аварийность и травматизм на предприятиях промышленности увеличиваются на 18 и 30% соответственно. Заболеваемость болезнями нервной и сердечно-сосудистой систем, желудочно-кишечного тракта, психические расстройства у сменных рабочих встречаются в 2-2,5 раза чаще, чем у дневных. И при любом количестве рабочих часов в неделю (начиная с 20 (!) часов) количество жалоб на самочувствие у сменных рабочих больше, чем у работающих только днем. Такое положение вещей связано с тем, что работа в вечернее и ночное время суток противоречит природным биоритмам человека, предполагающим подготовку к отдыху вечером и отдых (восстановление) ночью.

В связи с этим следует отметить, что продленные рабочие часы также неизбежно захватывают эти периоды суток – хотя бы частично, что усугубляет их отрицательное влияние на организм. По данным исследований в США, травмы, полученные работающими с продленными рабочими часами или в сменном режиме, чаще приводят к увольнению (в 1,81 раза), к уходу с работы по собственному желанию (в 1,67 раза) или к неспособности продолжать работать полный рабочий день (в 1,33 раза) по сравнению с лицами, работающими 8 часов в день и 40 часов в неделю. Но для лиц, работающих с продленным рабочим временем, эти показатели выше, чем для лиц сменного труда.

При продленных рабочих часах лица, работающие во вредных условиях труда, подвергаются их более длительному влиянию. Гигиенические нормативы, разработанные для рабочих смен стандартной 8-часовой длительности в дневное время, будучи примененными к продленным, ночным и вечерним сменам, не могут позволить адекватно оценить неблагоприятный эффект вредных и опасных факторов условий труда. Поскольку рост вредности влияния фактора от длительности его воздействия не во всех случаях носит линейный характер - в разное время суток может отличаться, а вопрос сочетанного влияния действия вредных уровней разных факторов все еще является предметом научных исследований.

Лица с ослабленным здоровьем (в период реабилитации после временной утраты трудоспособности, беременные, инвалиды и др.) также страдают от продленных рабочих часов больше, чем здоровые люди.

РАЗУМНЫЙ КОМПРОМИСС

Таким образом, сверхурочно отработанные часы в течение рабочей смены как единичный случай – социально и экономически не оправданы с точки зрения безопасности, производительности труда и безопасности движения на автодорогах со всеми вытекающими отсюда последствиями; сверхурочно отработанные часы в течение каждой смены и недели как система – вредны для здоровья работающих при наибольшей опасности патологии системы кровообращения.

Норматив 8-часовых рабочих смен при 40-часовой рабочей неделе является компромиссом между возможностями организма – с одной стороны, и уровнем развития производительных сил и производственных отношений на современном этапе развития общества – с другой стороны. Они позволяют предупредить рост производственного травматизма и риска нарушений здоровья работающего населения.

Продленные рабочие часы с наименьшим вредом для своего здоровья, безопасности и производительности труда, а, значит, и окружающих людей, может работать далеко не каждый человек. Это – прерогатива наиболее здоровых и физически подготовленных членов общества.

Как правило, у молодых лиц ресурсы организма и возможности их восстановления превышают среднепопуляционные показатели, и они охотнее соглашаются на дополнительные рабочие часы. Однако, чем раньше начинается повышенная эксплуатация ресурсов, тем быстрее они истощаются. Сам же человек, как показывают исследования, очень склонен переоценивать свои возможности, особенно – в молодости.

Поэтому при любых обстоятельствах важно помнить, что организм – это очень сложная система, для которой «от перемены мест слагаемых сумма меняется». Правильное, физиологически обоснованное чередование элементов цикла «работа-отдых» - залог сохранения здоровья, высокопроизводительного и безопасного труда на многие годы.

Наталия БОБКО,

старший научный сотрудник лаборатории гигиены и физиологии сменного труда Государственного учреждения «Институт медицины труда Национальной академии медицинских наук Украины», доктор биологических наук.