Психологи утверждают: подавляющее большинство наших комплексов закладывается в детстве. Современные врачи,  признающие психосоматическое происхождение большинства болезней, также склонны искать их причины в раннем детстве, когда психотравмы возникают часто, забываются быстро, но остаются в подсознании навсегда.

ИЩИТЕ КОНФЛИКТ

Известный австрийский гомеопат М. Дорчи говорил: «Когда вы лечите ребенка, изучайте историю семьи, ищите конфликт». Современные исследования психосоматической медицины подтверждают слова основателя гомеопатии Ганнемана о том, что много болезненных нарушений «обуславливаются и поддерживаются эмоциональными причинами». Поэтому для успешного лечения ребенка нужно тщательно изучить историю жизни семьи, психологические особенности личности матери и ближайших родственников (отца, братьев, сестер, бабушек, дедушек) и найти конфликт между ними и ребенком. В понятие конфликта заложены не только ссора, стресс (хотя это также является конфликтом), но и жизненные перипетии, которые приходится переживать ребенку уже во время внутриутробного периода. Восточная медицина традиционно считает, что жизнь ребенка начинается не с момента рождения, а с момента зачатия. Такого же мнения современные психологи. Поэтому все, что переживает будущая мама, непременно отображается на психическом и физическом состоянии ребенка. Недаром наши предки относились к беременной как к священному существу — ее нельзя было волновать, ругать, ей не отказывали в ее желаниях (даже странных или таких, которые кому-то очень не нравились). Немало «табу» сопровождало период беременности женщины — ей нельзя было смотреть на пожар, ходить ночью (чтобы не испугаться), убивать животных и даже срывать ягодку в чужом саду (чтобы не было родимых пятен на ребенке) и т.п. В моей практике был ошеломляющий случай: во время беременности женщина вылила на себя кипяток. Все обошлось, но ребенок родился с классическими послеожоговыми рубцами на животике. Казалось бы, это невозможно, но... Я впервые осматривала ребенка, когда ему было уже 19 лет, а кожа живота (по словам матери — кстати, врача — именно на тех местах, где обожглась она во время беременности!) все еще сохраняла настоящие послеожоговые рубцы. Поэтому, я считаю, психологи имеют полное право утверждать, что и следы гнева, обид, отчаяния, злых намерений, т.е. психологических травм, переживаемых женщиной во время беременности, также остаются на ребенке — мать и плод образуют психосоматическое единство и живут в симбиозе. Мозг ребенка работает синхронно с психикой матери, ее чувствами, мыслями, а сильный внезапный страх, пережитый матерью, запоминает бессознательная психика плода. И хотя то, что произошло внутриутробно, человек не помнит, но наше подсознание сохраняет все пережитые отрицательные эмоции, которые, без сомнения, в дальнейшей жизни становятся мощным источником психосоматической патологии. Это подтверждает и современная психология. Многочисленные авторитетные исследования пренатальных жизненных процессов у человеческого эмбриона четко доказывают, что нарушения его развития могут быть последствием неадекватного обращения матери, неосознанного или сознательного невосприятия ею еще не родившегося ребенка. Выявлены достоверные корреляции между состоянием грудного ребенка и установками матери во время беременности.

ПУСТЬ ВСЕГДА БУДЕТ МАМА

Старославянские традиции перекликаются с восточными — наши предки также считали, что возраст ребенка от 0 до 7 лет является очень важным периодом в его жизни (периодом формирования своего рода чакры — «зарода»), когда дитя особенно нуждается в защите и материнской любви. В нем просыпается страх перед неизвестным ему миром, и от того, как он будет одолевать свой страх в этот период, зависит то, как он будет воспринимать жизнь в будущем. Самый большой страх ребенка — «меня не любят». Он может возникать не только в детстве, но и тогда, когда ребенок находится еще в лоне матери. Чем сильнее подавлен этот страх, чем лучше замаскирован, тем серьезнее будет болезнь, тем хуже подвергается она лечению, так как нельзя вылечить последствие, не устранив его причины. Тяжело переживает ребенок и внутрисемейные конфликты. Как следствие, такие дети с раннего возраста часто болеют тонзиллитом, хроническим ринитом, бронхитом, энурезом, нейродермитом. К тому же на протяжении первых семи лет жизни ребенка на нем «отражается» любая психотравма матери. Но наибольшая беда ребенка — когда он не чувствует возле себя любящей мамы. Существует специальный термин — депривация — состояние, когда человек ощущает отсутствие самого необходимого, без чего жизнь теряет опору и смысл. Чаще всего и наиболее остро это состояние переживают в раннем детстве, когда не хватает маминой любви в течение продолжительного времени — вследствие этого возникает не только ощущение безысходности, отчаяния, но и физические болезни. Отсутствие любви — это не только невнимание к ребенку, но часто и внимание чрезмерное — психологическое давление, требование жить согласно представлениям и вкусам родителей, когда ребенка рождают «для себя» как игрушку, лишая его инициативы. Яркий пример. Ко мне на прием попал мальчик 8 лет. Он болел бронхиальной астмой, у него часто болела голова, возникали носовые кровотечения, страдал избыточным весом (по типу «женская полнота»), приветливый, стеснительный, но прежде чем что-то ответить, он непременно оглядывался на мать. Классическое лечение в течение нескольких лет не давало положительного эффекта. Поэтому родители прибегли к гомеопатии. На первый взгляд, атмосфера в семье была хорошей, беременность — нормальной, но мое внимание привлекло то, что на всех фото до 2 лет мальчик был одет как девочка. Мать объяснила, что это — ее второй ребенок (первый — также мальчик). Вторым ребенком она хотела иметь только девочку. Узнав, что снова родит сына, она почувствовала ужасное отчаяние и дальше вела себя со своим сыном как с девочкой как во время беременности, так и на протяжении первых двух лет жизни. В этом случае поведение можно определить как крайнее проявление волюнтаризма, ведь она посягнула на генетическую данность своего ребенка (пол — это генетическая программа). «Подавление» генетической программы (как и любое жесткое воспитание) подсознательно воспринимается как насилие — волюнтаристский спор с природой обречен на неудачу матери и трагедию ребенка — так возникает психосоматическая патология, например, бронхиальная астма, болезни щитовидной железы, гастроэнтерологические проблемы, неврозы.

ПЛАЧ МАЛЫША — СИГНАЛ ТРЕВОГИ

Бронхиты с астматическим компонентом, бронхиальная астма, другие заболевания дыхательной системы, сопровождающиеся осложнениями дыхания, очень распространены среди детей. Чаще всего мы думаем, что это следствие частых простуд, недолеченного кашля, не учитывая одного важного аспекта, который непременно рассматривает психосоматическая медицина и, бесспорно, гомеопатия. Дыхание является не только физиологической функцией, но и фундаментальным свойством состояния собственного «Я», выражением межличностных отношений человека и выразителем его внутреннего состояния. Влияние эмоций на дыхательную функцию мы наблюдаем даже в повседневной жизни. Страх, гнев приводит к тому, что человек начинает чаще дышать. В момент особой тревоги говорят «перехватило дух». Когда человек в отчаянии, он вздыхает. Существует теория, согласно которой, астматические приступы — это подавленный плач, обращенный к матери. Мне пришлось лечить девочку от бронхиальной астмы (БА). Лечение стало успешным только тогда, когда поняли конфликт, послуживший причиной болезни, — беременность была незапланированной, в семье возникли ссоры, и женщина решила сделать аборт. Долго колебалась, но уже на операционном столе будто услышала слова «Мама, не убивай меня!» и отказалась совершить зло. С позиций психосоматической медицины, психологическая травма, пережитая ребенком в тот момент (острый страх смерти), стала одним из важнейших пусковых механизмов развития бронхиальной астмы у этого ребенка. Приступ бронхоспазма в этом случае является эквивалентом крика, плача, обращенного к матери в момент крайней опасности. Поскольку никакую психологическую травму организм не забывает, подсознание несет через жизнь запечатленные стрессы, и через много лет могут возникать телесные недуги как проявление душевных неурядиц: когда душе слишком тяжело нести через жизнь пережитые давно стрессы, она, чтобы спастись, «сбрасывает» их на тело. Вообще до того момента, когда стало известно явление аллергии, астму считали прежде всего нервным заболеванием. Сравнительно недавно эмоциональную этиологию бронхиальной астмы реанимировали. По данным Чикагского института психоанализа, практически любые неожиданные интенсивные эмоциональные стимулы (сексуальное возбуждение, тревога, страх, ревность, гнев) могут вызвать бронхоспазм, а в состоянии испуга, внезапного потрясения может наступить полная остановка дыхания. Эмоциональные факторы сами по себе едва ли могут создать надлежащие условия для развития БА, но если человек биологически к ней склонен, они запускают астматический процесс. Некоторые исследователи считают, что основным психодинамическим фактором БА является конфликт, который заключается в слишком глубокой зависимости от матери.

КАК «ЗАБЫТЬ» НЕПРИЯТНОСТИ

Мне приятно отметить, что в обоих приведенных примерах — счастливый финал. Обоим детям было назначено гомеопатическое лечение не по основной жалобе, а согласно совокупности симптомов, с учетом психологических условий развития ребенка. Ключом же к пониманию болезни, позволившим устранить центральное нарушение, стал анализ психологических отношений матери и ребенка. Гомеопатическое лечение, направленное на искоренение последствий глубокой психоэмоциональной травмы, принесло стойкое выздоровление: уже свыше 10 лет эти дети не страдают бронхиальной астмой. Убеждена, что эффективность гомеопатии в таких случаях обусловлена целостным подходом к лечению. Ведь доктор Ганнеман задолго до появления психосоматической медицины советовал рассматривать любую болезнь как комплекс физических и психических симптомов — нарушение, возникающие сначала на психологическом уровне, а уже потом охватывающее физический уровень — тело. Гомеопатия мягко и эффективно искореняет болезнь вместе с ее причиной — последствиями пережитого стресса. Жизнь есть жизнь. Мы не можем избежать ситуаций, отрицательно влияющих на мать и ребенка. Но из этого существует три выхода. Первое — уважать и оберегать молодую маму как животворную силу и опору малыша. Второе — во время беременности придерживаться всех предостережений и прежде всего думать о ребенке, его здоровье. И третье — если уж не удалось изменить обстоятельства, нужно изменить реакцию на них – а это под силу гомеопатии. Тем более что действенность гомеопатических средств — не единственный плюс. Они полностью безопасны как для беременной, так и для ребенка.

Лариса ГУЦОЛ, доцент Винницкого Национального медицинского университета, кандидат медицинских наук, врач-гомеопат, член Европейского комитета гомеопатии.