Так называется книга известного травозная Василия Литвиненко, где собраны сотни рецептов настоек и настоев, отваров и мазей, созданных на основе лекарственных растений, эффективных от множества разных заболеваний. К сожалению, душа деда Василия, как звали его все, уже в иных мирах, но благодаря книге, вышедшей еще при его жизни под редактированием сумского журналиста Владимира Салия, есть возможность черпать здоровье из этой «кладовой» всем, желающим.

Пророки, волшебники и травознаи, колдуны и знахари... Из глубины веков, сквозь столетия еще и сегодня идут рядом с нами люди, овеянные ореолом таинственности и какой-то сверхъестественной силы. И ни стремительное развитие цивилизации, ни научно-технический прогресс, ни самые современные достижения в сфере медицины, ни новейшее лекарство - ничто не способно обесценить или перечеркнуть вековые народные достояния целительства, этот древний, как мир, Божий дар, секретами которого владеют лишь единицы. Самородками, возвращающими немощным утраченное здоровье, ставящими заслон на пороге смерти, был и остается богатым наш край. Еще и по сей день сохранились названия сел Волхвиное, Лекарское и прочие, которые сами говорят о своих жителях. А сколько немощных и больных бывало-перебывало на хуторе Дараганов, в Недригайловском районе, у Василия Сергеевича Литвиненко... Об этой неординарной личности, человеке очень сложной судьбы, но одержимом высоким призванием нести исцеление больным, будет мой рассказ.

Первая встреча с ним была удивительной. Но состоялась она не сразу, а, можно сказать, с третьей попытки. К тому времени хорошо знаемый в округе и далеко за ее пределами народный врач, или просто, как его все называли, дед Василий, уже свыше 10 лет, как прекратил лечебную практику. Однако рассказы о его целительстве, даже легенды, ходившие между людей, и особенно немощных, приходилось слышать мне не раз. И как-то жутко и печально становилось на душе от того, что все сказы о великом мастере ставить больных на ноги заканчивались грустно: сейчас, дескать, дед Василий никого и на шаг к себе не подпускает, а о лечении и словом не оговаривается.

И вот, случайно узнав о месте проживания народного врача, в погожее сентябрьское утро я прибыл к его дому. Не только журналистское любопытство привело меня сюда, но и надежда встретить старшего мудрого советчика, опытного травозная. Небольшая деревянная хата на окраине Недригайлова словно присела в ложбинке над самой Сулой и спряталась в густых ветвях яблонь и груш, укрытых ранней осенней позолотой. …Словно в сказке, передо мною встал дед Василий. Высокий, стройный, с моложавым, далеко не дедовским лицом и такой младенчески искренней ласковой улыбкой. Он сел рядом, доверчиво положил мне на колено свою большую тяжелую ладонь и проникновенно посмотрел, словно облил всего меня кристально-чистой голубизной своих глаз. Рассказ Василия Сергеевича был похож на исповедь, и, несомненно, немногим приходилось слышать это откровение. Мне посчастливилось. Очевидно, внушил доверие. Я сидел, будто завороженный, и слушал. - Еще с детства тридцать лет готовил себя к занятию народной медициной. И как бы тяжело не было - своего добился, ехали ко мне отовсюду и с разными диагнозами. А сколько врачей побывало, даже выдающиеся медицинские светила из Москвы, Киева, Харькова. Я с ними, бывало, шучу, что же вы к деду за исцелением приехали. У вас дипломы, титулы, разные медикаменты и техника. А у меня что? Семь классов образования и все. Лечение я проводил в выходные - субботу и воскресенье. В будние работал в колхозе. Встаю на рассвете, а люди уже под двором. И сколько бы на прием не прибывало - до полуночи всем уделял внимание. От звезды и до звезды в дни приема не ел, не пил. Бывало, что и из рабочего кабинета не выходил. Помогала система йогов, которой в свое время овладел процентов на семьдесят. Моя методика была предельно проста и вместе с тем эффективна. Я собрал все полезное вместе из медикаментов, растений, животных, насекомых, земли и, конечно, слова. На последнем постоянно делал большое ударение. Так как больному важно знать, как себя вести в окружающем мире. Каждый человек, как и машина, должен иметь тормоз. Назревает какая-то конфликтная ситуация, а ты жми на тормоз, остановись. Не пускай в «разнос» нервную систему. Подожди. Пусть все проходит мимо. Успокаивай себя, дескать, как-то оно будет, как-то... будет. И немного погодя, смотри, все наладилось. Жизнь, как кинофильм. На смену одним событиям приходят другие и так далее. Ничто не стоит на месте. Все развивается, движется и отходит в небытие. Это - неписаная истина нашей жизни. И если мне удавалось донести ее до сознания пациента - это уже было залогом выздоровления. Многие люди приезжали ко мне больными, а возвращались здоровыми. Конечно, это одна из форм внушения, которые я широко применял. Нередко, бывало, пациент приезжает с бородавками. А я ему - зачем их привез? Возвращайся назад. По дороге домой потеряешь. И уже больше не ехали, а слали и слали письма благодарности. Каждый год по 5 тысяч получал.... В пять лет остался без матери. Умерла в 1931 году от туберкулеза. Тогда же тяжелый недуг забрал от меня единственного годовалого брата. Свалился и на меня полиомиелит, из западни которого удалось вырваться, но на всю жизнь остаться инвалидом, кривым на правую ногу. Некоторое время после смерти матери находился в детском приюте. А когда отец женился во второй раз, то забрал к себе. Мачеха безжалостно издевалась надо мной, а отец поощрял это. Горький привкус детства сохранился навсегда. Отец приютил бабушку мачехи, которая сыграла важную роль в моей жизни. Раньше она служила горничной у господ в городе, но на старости паралич свалил ее с ног. Бабушка была очень набожная и разбиралась в траволечении. Оба в семье мы были обижены, имели одинаковую судьбу, а потому быстро подружились. Бабушка учила меня разным молитвам и передавала свои знания трав. Еще в первом классе возле дома завел свой цветник, на котором высаживал разные цветы и ухаживал за ними. Прожили мы с бабушкой восемь лет. Умерла она в восемьдесят восемь лет.

В первый послевоенный год женился, и вдвоем с Марфой Петровной начали вести хозяйство с нуля. Всего довелось попробовать: был молокоприемщиком, заведовал фермой, работал кладовщиком, больше 14 лет проработал бригадиром полеводческой бригады. А в свободное от работы время, большей частью вечерами, готовил себя к занятию народной медициной. Приобрел необходимую литературу. Собрал уникальную редчайшую библиотеку из около 300 книжек. Подружился с народным врачом из Лебедина Корчаном. Почти 30 лет объединяли нас чувства искренней братской дружбы. А после смерти Василия Иосифовича, старшего друга и наставника, имея за плечами 36 лет трудового стажа, стал продолжать дело Корчана. Занялся траволечением. Тяжелые недуги, обрушившиеся очень рано на мать, теток, брата и сестер, не давали мне покоя, постоянно подталкивали к исцелению других. Меня вела неудержимая цель помогать людям, продлевать им жизнь. Благодарных пациентов знатока народной медицины В.С.Литвиненко мне приходилось и приходится встречать всюду: в родном селе, где родился и вырос, в городах и селах области, где нередко бываю в командировках, в самих Суммах. И хотя немало времени прошло с того момента, как они побывали в Дарагановом, а все же до сих пор с теплотой вспоминают своего спасителя, всезнающего и мудрого деда Василия. Недаром же говорят, что добро никогда не забывается. Как-то по дороге на Ромны подвозил женщину. Слово за слово - разговорились. И рассказала она, как с ее мужем случилась большая беда: открылись кровотечения в желудке. Пребывание в больнице перемен к лучшему не дало, и тогда кто-то посоветовал съездить к деду Василию. Он принял, выслушал и дал какой-то травы с меленькими листочками и колючками, которой у нас никогда не видела. Дня два или три попил муж отвар, и кровотечения прекратились, боли прошли.

Если сказать, что В.С. Литвиненко в своей лечебной практике использовал свыше 100 целебных растений, означало бы ограничиться обычной констатацией, которая мало о чем говорит. За каждым зельем, которое в свое время так щедро давал немощным, стояли горячие, напряженные дни познаний, поисков, заготовок и приготовления, словом, целые истории. Углубление в народную медицину заставило Василия Сергеевича выйти за узкие региональные границы, прежде всего в сборе хорошо действующих травяных средств. Для настоящего целительства крайне не хватало лекарственных растений, встречавшихся в Недригайловском районе или на Сумщине. Знакомство и изучение оригинального издания «Атласа ареалов и ресурсов лекарственных растений СССР» открывало необъятный простор, звало в дорогу. - Много приезжало ко мне желающих стать целителями, - с легкой ироничной улыбкой рассказывал В.С. Литвиненко. - Немало было среди них и дипломированных врачей, которые хотели, чтобы передал им свои знания. А я в ответ: - Народная медицина - не спелое яблоко, которое положил на тарелочку, и вот - бери. Это тяжелое и хлопотное дело. Чего только стоит одно то, чтобы под рукой постоянно был арсенал растительного мира, причем эффективно действующий от всех недугов. Не один раз посчастливилось и мне выезжать на лоно природы с Василием Сергеевичем и его женой. Наконец В.С.Литвиненко отступил перед моей настойчивостью и согласился посвящать в травы, печатать отдельные секреты опыта на страницах газеты, более того: разрешил дважды в месяц привозить больных с разными недугами на консультацию, чтобы на практике знакомить со своими методиками исцеления. Свое неисчерпаемое трудолюбие Василий Сергеевич объяснял одним - хочу, дескать, оставить память о себе, которая бы делала доброе дело людям.

Владимир Салий. г. Суммы.

ПРЕДЛАГАЕМ ЧИТАТЕЛЯМ СТРАНИЦЫ КНИГИ ТРАВОЗНАЯ ВАСИЛИЯ ЛИТВИНЕНКО

БОБОВНИК ТРЕХЛИСТНЫЙ Русское название - трифоль, вахта, трилистник. Бобовник трехлистный - это многолетнее болотное травянистое растение. Растет на заболоченных берегах, в вершинах прудов, на озерах и болотах, поймах, образовывая сплошные заросли. Для лечения используют листья и корневища растений. Корни копают весной или осенью до и после вегетации растений. Сушат в тени в хорошо проветриваемом помещении. Хранят, как все травы. Это лекарственное растение занимает одно из важнейших мест в исцелении многих недугов. Бобовник трехлистный - одно из лучших средств, возбуждающее аппетит и выделение пищеварительных соков, улучшает перистальтику пищеварительного тракта и общее состояние больного, активизирует работу поджелудочной железы. Поэтому растением целесообразно лечить гастриты, панкреатит, дуоденит, метеоризм и слабое пищеварение. Отвар готовят вечером. На 2-3 стакана воды засыпают 1 ст. л. порошка листьев или корней, кипятят 5-10 мин на слабом огне, ночь настаивают. Отвар употребляют на протяжении дня в 3-4 приема до еды. И так через день 1-2 месяца. При необходимости после перерыва курс лечения повторяют. Лучший эффект дает сбор: листья или корни бобовника трехлистного - 1 часть корень аира тростникового - 1/2 части семена укропа душистого - 1/2 части корни цикория дикого - 1 часть корни окопника - 1 часть цветы ромашки лекарственной - 1 часть. Все измельченные компоненты смешать и хранить в банке, закрытой крышкой. Способ приготовления и употребления отвара сбора, как бобовника трехлистного. Бобовник принадлежит к лучшим желчегонным средствам растительного происхождения. Он способствует удалению песка и камней из желчного пузыря, активизирует желчеобразование. Поэтому растение применяют при холецистите, гепатите, песке и камнях в желчном пузыре. При вышеперечисленных болезнях пользуются сбором: листья или корень бобовника трехлистного - 1 часть листья барбариса обыкновенного - 1 часть трава хвоща полевого - 1 часть трава чистотела обыкновенного - 1/2 части цветы тмина песчаного - 1 часть. Все компоненты смешать, готовить и употреблять отвар, как бобовника трехлистного. Благодаря большому содержанию йодных соединений, бобовник входит в сбор от зоба. Растение способствует кровообразованию, увеличивает количество лейкоцитов, нормализует состав крови. Отваром листьев или корней лечат анемию, лейкозы и другие болезни крови, вызванные облучением, особенно после аварии на Чернобыльской АЭС. Пораженные радиацией могут надеяться на улучшение состояния здоровья, если регулярно и последовательно будут лечиться. Наделенный широким спектром лечебных свойств, бобовник является хорошим средством при исцелении от туберкулеза. Напоследок добавлю, что настойку бобовника на водке в соотношении 1:1 можно использовать в виде примочек к ранам и порезам как заменитель йода.

(Продолжение следует).